«Бахчисарайский фонтан»

Опубликовано Июн 30, 2015 в Кому в жизни везет

Моя подготовительная работа над балетом «Бахчисарайский фонтан» началась с изучения всего, что непосредственно относилось к поэме и к ее автору.

Первое действие балета происходит в Польше, и, для того чтобы хорошо понять атмосферу, в которой жила Мария, характеры людей, ее окружавших, я обратился к польскому поэту Мицкевичу, с которым Пушкин был в большой дружбе. Его поэма «Пан Тадеуш» дала ключ к пониманию польских сцен. Проводя много часов в библиотеке, прочел и выписал для себя то, что говорил Белинский о произведениях Пушкина и, в частности, о «Бахчисарайском фонтане». Особенно запомнил его слова о «перерождении дикой души через высокое чувство любви». Именно это помогло понять и глубоко прочувствовать характер грозного хана Гирея.

Изучение иконографического материала, а также произведений иранских поэтов-панегиристов (Крымское ханство находилось под большим влиянием иранской культуры) дало мне возможность ясно представить себе манеру поведения хана Гирея, его речь, обращенную к Марии, исполненную пафоса, свойственного иранской поэзии, внешний рисунок его движений. Там же я почерпнул и рисунок женских гаремных танцев, позы и жесты, которыми наделил Зарему.

Готовясь к чтению экспозиции на художественной коллегии театра, я почувствовал, что есть опасения по поводу того, чтобы доверить мне, молодому и еще неопытному балетмейстеру, такую постановку. Было и такое мнение, что Пушкин в наше время устарел, что постановка «Бахчисарайского фонтана» нс своевременна. Но большинство было настроено доброжелательно. А как это важно, когда чувствуешь в своем коллективе атмосферу понимания, когда тебе доверяют, в тебя верят!

Рассказывал я горячо, со свойственным молодости темпераментом. Этот рассказ дополнял показом различных эпизодов задуманного балета. Танцевал за Зарему, Марию, Гирся и видел, с каким напряженным вниманием и интересом слушали меня будущие исполнители ролей.

В результате экспозиция была принята, и вскоре начались репетиции.