Чувство огромного уважения

Опубликовано Мар 8, 2015 в О пользе знаний

Не могу не вспомнить с чувством огромного уважения и признательности Стефана Стефановича Мокульского, читавшего историю зарубежного театра. Его лекции невозможно было пропускать, потому что каждая из них была как бы своеобразным концертом, так образно и захватывающе интересно он излагал материал.

Что греха таить, мы, как все студенты, от некоторых лекций ускользали, но лекций Мокульского никогда нс пропускали. Не только мы, студенты других курсов, если у них бывали «окна» в занятиях, набивались в аудиторию послушать лишний раз Мокульского. Я говорю «лишний раз», потому что он никогда в своих лекциях не повторялся, творчески подходил к каждой новой встрече со студентами.

Судьба снова свела меня с ним уже в Москве в 1946 году, когда он был ректором ГИТИСа, а меня пригласили для организации там кафедры хореографии и балетмейстерского отделения режиссерского факультета.

Социологию искусств читал известный историк и музыковед Иван Иванович Соллертпнский — один из самых эрудированных людей нашего времени. Достаточно сказать, что он знал более двадцати языков, был связан большой дружбой с Дмитрием Дмитриевичем Шостаковичем. В серии телевизионных рассказов Ираклия Андроникова есть и рассказ об И. И. Соллертинском. Я могу засвидетельствовать, что талантливый художник исключительно точно передал образ этого выдающегося человека. Одно время Соллертинский был художественным руководителем Ленинградской филармонии, выступал с лекциями, пропагандируя все лучшее, что было в нашем отечественном и мировом музыкальном искусстве.

Иван Иванович поражал нас своей феноменальной памятью. Нс помню, чтобы он пользовался во время своих лекций какими-либо записями, тезисами или конспектами, он цитировал любой текст наизусть. Случалось заставать его стоящим где-нибудь в перерывах между занятиями за книгой, быстро перелистывавшего страницы. Со стороны могло показаться, что он не читает, а просто просматривает листы. Но это было не так. Соллертинскнй обладал уникальной способностью запечатлевать текст зрением и памятью не по порядку слов, а сразу по целым абзацам и страницам.

Был у пас и предмет «биомеханика» — сплав физкультуры, пластики, ритмики, и я, несмотря на то, что окончил хореографическое училище, с удовольствием занимался на этих уроках, которые давала дочь Мейерхольда Ирина Всеволодовна.

Курс был большой и очень дружный. Все мы помогали друг другу. К экзаменам и зачетам готовились обычно вместе, собираясь у кого-либо на квартире, и так проводили иногда целые ночи, подкрепляясь скромно сервированным чаем. Никогда ничего более крепкого не пили, да и вообще употребление спиртных напитков среди молодежи было совершенно не принято.