Декорации для «Арлекинады»

Опубликовано Мар 8, 2015 в Найти себя

Если в первом балете «Сон моряка» еще не было оформления и мы прибегали лишь к световым эффектам, то для «Арлекинады» решили сами сделать нечто вроде декораций. На вырученные за спектакли деньги приобрели все необходимые материалы.

Ученики и педагоги пилили, строгали, красили, шили. И все это было так увлекательно, что даже поздно вечером оторвать учеников от этих, казалось бы, не нужных для будущих артистов балета занятий, было трудно. Теперь я понимаю, какое большое воспитательное значение имело все это для наших учеников, многие из которых стали профессиональными танцовщиками, посвятившими себя театру. Ничто не вырабатывает так настойчивость, силу характера, как сложности, которые приходится преодолевать на пути к заветной цели.

В репертуаре студии было уже три спектакля, которые давали нашему клубу хорошие сборы. Появилась и своя публика, постоянно посещавшая эти балеты.

Разумеется, работа в студии не была основной. В театре ставились и игрались новые балеты и оперы, так что нам приходилось работать с утра до ночи, отдавая часы отдыха занятиям с учениками. Не забывали мы и о своих концертных выступлениях, для которых мне часто приходилось ставить номера. Теперь, оглядываясь на то далекое время, трудно себе представить, как хватало для всего этого времени и сил. Молодость — единственный ответ на это.

Окончился первый сезон, и система контрактов приготовила нам, неопытным ребятам, сюрприз: на лето, длившееся с апреля но август, мы остались без зарплаты. Но выход был скоро найден — будем выступать на летних концертных площадках, решили мы. И, образовав небольшую группу, стали готовить номера и костюмы. Выступали не только в Киеве, но и в оперной антрепризе известного певца К. Н. Паляева, который ездил со своей труппой по Украине. Приходилось буквально за одну-две репетиции сочинять и разучивать танцы для разных опер. Разумеется, и такого рода занятия были для нас неплохой школой — жизненной и профессиональной.

Весною 1929 года антрепренер Г. Н. Чугаенко пригласил меня поехать на лето вместе с артистами киевского балета в Саратов и Астрахань. Он собирал труппу для музыкальной комедии. Признаться, к тому времени я еще не видел пи одной оперетты и не имел представления об этом виде театрального искусства. Но раздумывать было некогда, да и слишком велик был соблазн — ставить танцы для своих товарищей-артистов. Так в апреле мы оказались в Саратове.