Группа «Молодой балет»

Опубликовано Фев 11, 2015 в Академия танца

Настоящим классическим танцовщиком он не был, и, казалось, его ждет амплуа «гротеск», но сразу по окончании школы он увлекся постановками. Со своей женой Тамарой Жевержеевой исполнял на концертах вальс Крейслера, танцевал с Шурой Даниловой, окончившей школу в том же году.

Организовал группу «Молодой балет», в которой охотно принимала участие молодежь ГЛТОБа. С этой группой он экспериментировал, стараясь найти нечто новое, уйти от старобалетной рутины. Уверен, останься он тогда на родине, получил бы огромный простор для осуществления своих замыслов и стал бы одним из выдающихся наших балетмейстеров, как Вайнонен, Лавровский, Чабукиани, создавшие ряд крупных, многоактных произведений.

На Западе он, как известно, прославился, по, по существу, не поставил перед собой задач шире тех, к каким стремился еще тогда, в первые годы самостоятельной работы. Его постановки, которые мне пришлось видеть, были очень похожи по стилю и характеру на те, что его американская труппа показывала не так давно в Москве. Те же бессюжетные одноактные классические композиции на музыку известных композиторов, не предназначенную для танца, по, разумеется, созданные уже рукою мастера. Содержание в танце он отрицает, а потому сюжетных балетов у него в репертуаре почти нет.

Еще тогда, в училище, он, как видно, задумал какой-то дуэтный танец и стал па мне пробовать поддержки, которые хотел сделать со своей партнершей. И снова могу сказать: мир тесен. Прошло больше сорока лет. Баланчин приехал па родину со своей труппой «Нью-Йорк сити балле». Зайдя в репетиционный зал Большого театра, где он проводил тренировочные занятия с артистами, в общей беседе я напомнил ему тот эпизод в родной ленинградской школе. Затем спросил, почему он ведет урок пе с музыкальным сопровождением, а под ритмические щелчки пальцев.

Его ответ меня поразил:

«У меня долго не было возможности платить пианисту, и мы привыкли так заниматься».

И на вопрос, почему почти все свои композиции оп показывает на фоне нейтрального голубого задника, оп ответил примерно так же:

«Потому что у нас пе было средств па сценическое оформление и часто па костюмы. Однажды я рискнул показать свою новую композицию в репетиционном трико. Это так понравилось, что быстро вошло в моду, и, как видите, трико стало таким же балетным костюмом, как и тюники-пачки».