Кокетливая «Полька» Рахманинова

Опубликовано Фев 11, 2015 в Академия танца

Иногда в том же концерте она выступала и в задорной, кокетливой «Польке» Рахманинова, почти не спускаясь с пальцев. Там пе было пи одного прыжка, по исполнение было столь выразительно, веселость танцовщицы столь заразительна, что публика заставляла ее повторять этот помер по два, а то и три раза.

Часто выступала Иванова и в па-де-труа из «Фей кукол». Представьте, я не могу припомнить танцовщиков, исполнявших с ней двух Пьеро, настолько внимание было приковано к Коломбипе — Ивановой. С притворной торжественностью и важностью подавала она в адажио руку то одному, то другому кавалеру, а потом начинала их дурачить, а в финале, подставив им свои щечки для поцелуев, ловко от них ускользала и, почти вслух хохоча, убегала. Бурей аплодисментов провожали ее зрители. Вариацию Коломбины она, конечно, тоже бисировала.

Но в театре ведущих ролей Лидия Иванова так и не успела станцевать. Казалось, все у нее впереди. И вот катание на лодке по морскому каналу Финского залива закончилось трагически.

Для выпускного спектакля училища В. И. Пономарев поставил балет Делиба и Минкуса «Ручей». Женские вариации были подготовлены А. Я. Вагановой с ее лучшей ученицей, впоследствии знаменитой балериной Мариной Семеновой. Партнером Семеновой, исполнявшей роль Феи ручья, был Саша Пушкин. Я выступал в па д’аксьон со своей одноклассницей Олей Берг.

Кому посчастливилось присутствовать на этом спектакле, никогда не забудут то поистине потрясающее впечатление, какое произвела в тот вечер Семенова. Такого танцевального совершенства, грации и обаяния мне до того видеть не приходилось. Редчайшие способности к танцу, гармоничное сложение и физическая выносливость позволили великому педагогу сформировать великую балерину. Все танцы Феи публика принимала восторженно. Когда она в финале вариации побежала на пальчиках вперед, к публике, было такое впечатление, что бежит веселый, струящийся ручеек. Да, мы все, и школьники и зрители, присутствовали при рождении великой танцовщицы.

Вспоминаю еще один спектакль того же, 1925, года с участием шестнадцатилетней Семеновой. В Ленинград приехали на гастроли Викторина Кригер и Николай Тарасов. Выступали они с большим успехом в балете «Дон Кихот». И тогда Ваганова решила выпустить в партии Повелительницы дриад (сцена сна Дон Кихота) свою ученицу. Триумф был полный. Она показала великолепную выучку, легкий прыжок, красоту поз, словно вылепленных скульптором.

Сверстники мои уже давно репетировали выпускной спектакль 1926 года, а я из-за болезни смог приступить к репетициям много позже, что, разумеется, не могло не отразиться на результатах работы. В. И. Пономарев возобновил старинный балет «Талисман», где роль «Бога ветра» Вайу исполнял его лучший ученик Алексей Ермолаев. Так же, как за год до этого зажглась яркая звезда Семеновой, так в том спектакле сразу вознесся па вершину актерской славы Ермолаев.

Ростом он был невысок, но его мощный и вместе с тем легкий свободный полет, стремительное вращение, высокая техника, артистический темперамент и ярко выраженная мужественность сразу выдвинули этого танцовщика на первый план. Через несколько лет он, так же как и Марина Семенова, был приглашен в' московский Большой театр, где оба стали впоследствии работать в качестве ведущих педагогов-репетиторов.

Итак, экзамены и выпускной спектакль позади. Но моей мечте — поступить в труппу театра оперы и балета имени Кирова — было не суждено сбыться. Тогда мне это показалось трагедией, но теперь я могу сказать, что, вероятно, все произошло к лучшему. Во всяком случае, жизнь, как она сложилась дальше, позволяет так думать.