Обретение личного счастье

Опубликовано Фев 11, 2015 в Найти себя

После Волги и Ленинграда третье место, к которому я обращаюсь с низким поклоном, — Украина. Именно на украинской земле я по-настоящему освоил свою профессию и обрел личное счастье — связал свою судьбу с человеком, с которым вместе прошел пятьдесят лет жизни.

Когда я оканчивал училище, в Ленинград приехала группа представителей украинского искусства, которой была поручена организация трех государственных опернобалетных театров. Опера, а при ней небольшая балетная труппа существовали и раньше в Киеве, Харькове и Одессе. Украина, как известно, всегда славилась превосходными голосами и музыкантами. Теперь же — в 1926 году — предстояло преобразование трех театров в государственные театры оперы и балета, как это уже было в Москве и Ленинграде. Художественным руководителем этого объединения был приглашен известный оперный режиссер И. М. Лапицкий.

До революции он руководил вызвавшей большой общественный интерес Музыкальной драмой, спектакли которой давались в зале Петербургской консерватории. Следуя созданному Шаляпиным направлению в оперном искусстве, боровшемуся с оперной рутиной в стремлении к созданию вокально-сценического образа, Лапицкий собрал единомышленников — способную молодежь и добился значительных результатов. Именно этот режиссер и взялся за организацию нового, большого государственного дела на Украине.

Приехав в Ленинград, Лапицкий занялся подбором молодых певцов и артистов балета для театров Украины. Среди приглашенных были и я с моей будущей женой Марией Геннадьевной Смирновой. Так мы оказались в Харькове.

Набирались труппы не только в Ленинграде, но и в Москве, откуда приехали к нам известные артисты Большого театра В. Л. Рябцев и Л. М. Мессерер в качестве руководителей и артистов балета.

Первыми спектаклями, которыми открылся харьковский сезон, были хорошо известные еще по Мариинскому театру опера «Кармен» и балет «Доп Кихот», а первое мое сольное выступление состоялось в знакомом с детства «Коньке-Горбупке» (поставленном еще в прошлом веке А. Сен Леоном, а в начале нынешнего А. А. Горским). В последнем действии шел замечательный дивертисмент народных танцев — русский, украинский, венгерский, татарский, танец уральских казаков.

Я исполнял украинский танец. Выходила дивчина, поджидавшая своего суженого, гадала на ромашке: любит, не любит? За ее спиной появлялся парубок в смушковой шапке, со свиткой, накинутой на плечо. Он подносил дивчине красные черевички, и оба радостно начинали лихой гопак. Разбежавшись, парубок подлетал с поджатыми ногами высоко в воздух и буквально перелетал над головой испуганно сжавшейся девушки. Этот номер всегда закапчивался под аплодисменты зрителей.