Случай в дворце пионеров

Опубликовано Янв 28, 2015 в Будущее за нами

Однажды в Московский Дворец пионеров пришел шестилетний мальчик. Руководитель танцевальной группы Елена Романовна Россе, проверяя способности ребятишек, попросила их встать в позу «круазе». Ее внимание привлек маленький Володя Васильев, сразу схвативший рисунок позы, а потом выполнивший все задания педагога с особой экспрессией, даже с зачатками артистичности.

Судьба будущего артиста — ныне признанного лучшим танцовщиком мира — была решена. Когда подошло время, он был принят в Московское хореографическое училище и окончил его в 1958 году.

Первый раз я увидел его на школьном концерте в зале имени Чайковского. В хореографической миниатюре «Франческа да Римини» он исполнил роль Джотто, и как исполнил! Теперь я уже не могу припомнить исполнителей ролей Франчески и Паоло, но Джотто стоит перед моими глазами. Необычайной силы-актерский темперамент, и властность, и страдание были переданы начинающим артистом так, что привлекли к нему внимание зрителей. О Васильеве заговорили.

Но тогда еще думалось, что его ожидает амплуа «гротеск», где требуется высокий прыжок, сильная техника и способность схватывать и передавать стиль каждого танца. Казалось, его природное сложение не предвещает положения балетного премьера. Но талант Васильева оказался много шире.

В Большом театре на одаренного танцовщика обратил внимание наш замечательный педагог Алексей Николаевич Ермолаев, который не только вел ежедневные занятия в тренировочном классе, но и проходил со своими учениками сольные партии. И вот его зоркий глаз увидел в Володе Васильеве будущего превосходного танцовщика, и он передал ему все, что способен был передать.

Очень скоро на наших глазах произошло чудесное превращение, и теперь репертуар балета Большого театра не мыслится без Васильева, как не мыслился некогда без Семеновой, затем Улановой. Да, это артист именно такой высочайшей категории. Сильнейший танцовщик, которому доступны все необычайно усложненные в техническом отношении партии современных балетов, он никогда не выставляет свое техническое мастерство на первый план, наоборот, эту технику всецело подчиняет исполняемому образу, и она становится для него средством воплощения каждый раз исключительного но своей неповторимости характера.

пшеница продовольственная