Старый школьный товарищ

Опубликовано Мар 8, 2015 в Кому в жизни везет

Как то раз, уже после войны, я встретил своего старого школьного товарища, и он спросил:

«Славка, и чего ото тебе так везет в жизни?»

И в самом деле — отчего? Действительно, так получалось, что почти все, за что ни брался, удавалось. И тогда вспомнились слова Владимира Ивановича Немировича-Данченко, сказанные им однажды при встрече:

«Захаров, запомните, в нашем деле решают три вещи: талант, труд и, случай».

В моей жизни вышло так, что эти три необходимых элемента объединились. Я не склонен преувеличивать свои способности, но, по-видимому, они все же были, а когда представлялся случай, бросался в работу как одержимый и, пока не убеждался, что узнал и нашел все, что нужно для постановки, не приступал к сочинению.

Поставленный перед решением какой-либо задачи, я уходил в нее с головой и никогда не останавливался, пока с ней не справлялся. Не замечая времени и места — будь то день или ночь, тихий кабинет или площадка трамвайного вагона, — непрерывно был в мыслях о новом сочинении, книге или очередной лекции.

В то время меня неотступно преследовала мысль о том, каким должен быть новый советский балетный спектакль. С детских лет я воспитывался и жил в атмосфере балетных и оперных спектаклей, поставленных в основном в прошлом веке — балетов Фокина, которые он ставил для заграничных гастролей, а также первых экспериментов Лопухова.

Постоянные посетители балетов — «балетоманы» из тех, кто не уехал за границу, — сидели в первых рядах и громко аплодировали своим любимым танцовщицам. Многих знаменитостей недосчитывался наш балет. С «великими» князьями и царедворцами убежала на Кавказ, а затем во Францию Кшесинская, постепенно уезжали, убоявшись трудностей быта, М. и В. Фокины, Карсавина, Спесивцева, премьеры Владимиров, Вильтзак, Обухов.

Вспоминаю спектакли с участием Спесивцевой. Такой красоты сложения и лица, напоминавшего итальянскую камею, я не встречал. Танцевала она «Корсар», «Баядерку», «Эсмеральду», «Жизель». Танцевала изумительно красиво, но мне почему-то казалось — холодновато.

Когда я узнал, что эта чудесная балерина, имевшая за рубежом очень большой успех, потеряла рассудок и много лет провела в лечебнице для душевнобольных, я подумал: не надо ей было покидать Родину, свой родной театр. Ведь не только с ней случилась эта беда. Великого русского танцовщика Нижинского вдали от Родины постигла та же участь. Это не может быть случайным совпадением.

Из ведущих солистов остались превосходный премьер В. Семенов, талантливые солисты Е. Гердт, Е. Люком, Г. Большакова, Е. Билль, В. Пономарев, Л. Леонтьев, которые и несли па себе весь балетный репертуар, а также молодые артисты М. Кожухова, Т. Трояновская, Е. Гейденрейх, Л. Петров. Всех их, как и нашего знаменитого педагога А. Ваганову, мы должны вспоминать с большой благодарностью, так как именно они и наш прекрасный кордебалет сохранили традиции русского балетного искусства.