Уроки классического, характерного, бального танца

Опубликовано Фев 11, 2015 в Академия танца

В отличие от других петроградских школ наше училище отапливалось. В залах стояли большие круглые печки, топившиеся дровами, и мы в перерывах между занятиями теснились у них, стараясь согреться.

При той огромной затрате физической энергии, которая требовалась от нас в школе (уроки классического, характерного, бального танца, поддержки, частые репетиции и выступления на сцене Мариинского и школьного театров), разумеется, необходимо было хорошее питание. Но о каком сколько-нибудь удовлетворительном питании могла идти речь в годы, когда не было ни масла, ни мяса, да и хлеба давалось недостаточно. Те, кто жил в интернате, все же получали утром чай с куском хлеба и кашу, в обед и ужин могли поесть макароны с постным маслом или чечевицу. Остальные имели возможность в училище лишь пообедать. Остается только удивляться, как мы выдерживали такую нагрузку и даже делали успехи в учебе.

В этот тяжелый момент жизни училища пришла неожиданная помощь. Великая русская балерина Анна Павлова, жившая в Англии и много гастролировавшая в то время, стала присылать на собственные средства посылки с продовольствием для своей родной школы и артистов бывшего Мариинского театра. Хоть и не очень много продуктов доставалось каждому из нас, все же они нас, безусловно, поддержали. Примерно в то же время «Американская администрация помощи» (АРА) организовала ряд специальных столовых для детей голодающего Петрограда. В ассортимент продуктов входили: рис, маис, сгущенное молоко, сахарный песок, фасоль, какао.

Воспитывали нас и следили за учебным процессом воспитатели и классные дамы. Инспектором мужского отделения был Григорий Григорьевич Исаенко, наблюдавший за всей нашей жизнью с принятой в то время строгостью. Во главе женского отделения стояла инспектриса Варвара Ивановна Лихошерстова — чрезвычайно строгая и требовательная пожилая дама. Ее боялись не только девочки, но и мы старались не попадаться на глаза. Должен сказать, что штат воспитателей в училище был подобран очень хорошо. То были люди широко образованные, получившие в прошлом прекрасное воспитание. Принадлежали они к разным слоям общества, но все, как видно, пришли в театральное училище потому, что очень любили искусство.

Надо сказать по справедливости, что никто из них никогда не пытался хотя бы намеком как-то осудить народный строй, пришедший на смену старому. Наоборот, когда заходила речь о происходивших событиях, а ведь еще не закончилась гражданская война, продолжались разруха, голод и холод, они говорили, что революция принесла русскому народу освобождение, что, когда окончится война и все начнет налаживаться, жизнь станет неизмеримо лучше прежней для миллионов людей. Все они очень любили и прекрасно знали русскую и иностранную литературу, музыку, живопись, театр. Я должен быть благодарен этим людям за то, что они пробудили в нас живой интерес не только к своей профессии, а и к искусству в широком смысле, к общечеловеческой культуре.