В работу с головой

Опубликовано Дек 15, 2015 в Кому в жизни везет

Окунулся я в работу с головой. Казалось, ничего другого, кроме «Фонтана», не существовало. Ежедневно домой приходил пианист-концертмейстер, и я сочинял номер за номером.

Трудно одному протанцевать одновременно за всех, и тут мне стала помогать жена. Она была то Марией, то Гиреем, Вацлавом, Заремой и даже колонной, у которой, по моему замыслу, должен был настичь Марию кинжал Заремы.

Работая с исполнителями «Бахчисарайского фонтана», я постоянно обращался к учению К. С. Станиславского, к его многочисленным советам актеру и режиссеру в освоении сценического образа. В то время для артистов балета новый метод работы над ролью был трудным и непривычным, но он принес свои плоды и стал с тех пор обязательным, по крайней мере для меня.

Роль Гирея в балете исполнял Михаил Андреевич Дудко. До этой пашей работы он выступал лишь в традиционных партиях балетных принцев, будучи постоянным партнером Е. П. Гердт. По мне почему-то казалось, что полностью этот артист еще не раскрылся, что он способен на большее. Удивительно, что сам он был совершенно убежден в обратном:

«Что вы, ведь меня все так и называют — «голубой принц», — возразил он, когда я предложил ему роль Гирея. Но все же согласился попробовать. Результат превзошел все ожидания. Наш Гирей словно сошел со страниц пушкинской поэмы. Дикий, необузданный, жестокий повелитель татарской орды, он на протяжении спектакля действительно перерождался. Это был настоящий романтический герой — высокий, стройный, с правильными чертами лица и горящими глазами.

Походка его была и стремительна и пластична, жесты, которыми он дополнял свое обращение к Марии, до предела выразительны и красивы. Бывший «голубой принц» получил в этой роли полное признание и с той поры исполнил множество интересных разноплановых партий.

Истинно романтическим юношей, именно таким, какого могла полюбить пушкинская Мария, стал Константин Сергеев. В выразительном действенном тапце слились воедино техника и образ. Лучшей пары, чем Уланова и Сергеев, я не встречал. Пожалуй, лишь у Васильева и Максимовой в наше время получается такое же полное слияние, гармоническое сочетание всех движений и поз в танце.